Обучение Контактной Импровизации

Синтия Новак, из книги
"Sharing the Dance: Contact Improvisation and American Culture"
глава "Experiencing the body"

Контактная импровизация - это не исполнение какого-то особенного набора движений, это обучение способу движения.

Обычно оно подразумевает взаимодействие с партнером, хотя на начальных этапах обучения навыкам контактной импровизации учащиеся используют как «партнера» пол.

Невзирая на различия в подходах, все учителя контактной импровизации учат своих учеников фокусироваться на физических ощущениях прикосновения и давления веса.

Таким образом, в процессе обучения, ощущение физического контакта и рефлекторных движений становятся более важными для танцора, чем зрение и сознательно выбираемые действия.
Контактная Импровизация

Разница в росте и весе между партнерами не создает трудностей в танцевании контактной импровизации. Контактная импровизация не полагается на мускульную силу, хотя сила несколько расширяет пространство выбора движений. Однако предполагается, что каждый танцор движется в меру своих способностей, и партнеры с совершенно разных комплекций могут успешно танцевать друг с другом. Ключ к хорошему партнерству лежит в осознанности движения в рамках особенностей стиля.

Кроме необходимой чувствительности к весу и прикосновению, студент должен освоить дезориентирующие перевернутые положения тела, спиральные и изогнутые движения в пространстве вместо осевых движений, более привычных в повседневной жизни. Поначалу людей могут пугать ощущения пространственной дезориентации, культивируемые в стиле. На определенном этапе их страхи исходят из естественной реакции на физическую опасность. На начальном этапе развития контактной импровизации форма танца действительно была опасной, поскольку никто не знал что произойдет; танцоры пытались исследовать возможности взаимодействия двух тел, бесконтрольно сталкивающихся в пространстве. Поэтому, чтобы быстро и адекватно отреагировать на неожиданные ситуации и избежать травм, студенты начали осваивать техники безопасного падения. Определенная степень физической опасности всегда была и остается привлекательной и захватывающей гранью контактной импровизации. Как и многие атлетические занятия, контактная импровизация может доставлять радостное возбуждение безопасностью исполнения опасных трюков.

Сознательное уменьшение контроля над движением тоже может в себе нести пугающий социальный подтекст. Дезориентация в социальном поведении обычно интерпретируется как признак психической нестабильности, а отсутствие физического контроля обычно наводит на мысль о травме, болезни или интоксикации. Традиции балета и модерна включают падение или свободный полет, контролируемые внутри заданной хореографии и в очень четких пространственных границах. Контактная импровизация поистине единственная форма современного танца, акцентирующая естественность и неловкость падения, основанного скорее на рефлекторном контроле, чем на хореографических фразах. Опыт контактной импровизации может научить удовольствию от дезориентации и пересмотру пространственных связей.

В процессе написания этой книги, я училась технике контактной импровизации, участвуя в различных классах, джемах и мастерских. В начале обучения я считала свой танцевальный опыт слишком ограниченным для взаимодействия с весом другого человека. В контактном классе Randy Warshaw я фокусировалась в основном на чувстве собственного веса, лежа на полу с закрытыми глазами, осознавая контакт моей кожи с полом, теряя при этом ощущение времени. Как только я начала переживать внутреннее ощущение движения, мое представление о том, как мое движение может выглядеть для наблюдателя, улетучилось, и я погрузилась в ощущения малейших изменений веса и мельчайших движений в моих суставах.

Когда я начала контактировать с другим танцором, сохраняя это состояние, я интенсивно фокусировалась на осознавании мельчайших изменений в каждом моменте. Моя чувствительность к прикосновению и весу сделала меня отзывчивой к тончайшим переменам в действиях моего партнера. Затем я начала испытывать не требующий усилий, свободный поток движения. С моей стороны не было активного контроля, но при этом я не была и пассивной. Ощущение «ведомости точкой контакта» воплотило для меня идею «позволить танцу случиться». Качество и настроение танца во время дуэта иногда оставались примерно постоянным, но чаще колебались вместе с энергией и динамикой нашего танца. Когда танец закончился, я почувствовала силу всего своего тела, притом, что сознательной тяжелой работы не было. Если в танце достигается взаимопонимание, когда движение вместе с партнером оказывается обоюдным по направлению, моменту и динамике, так что это ощущается, словно сам танец движет нас – я испытываю сильное чувство общности с моим партнером, даже если мы не были с ним знакомы раньше.

Продолжая обучение у разных учителей, я заметила, что хотя все они используют различные подходы к подготовке чувствительности, развитие внутренней осознанности всегда является частью занятия. Благодаря этой практике, я достигла большей способности концентрироваться и фокусироваться на весе и контакте; в то же самое время, практикуя контактную импровизацию, я стала ощущать, что мое тело освоило спиральные траектории, которые поддерживают непрерывный поток движения двух тел в контакте. Этот опыт отличался от всего того, что я испытывала в других танцах.

Иногда мои попытки выучить что-либо приводили к тому, что, пытаясь спровоцировать событие, я начинала контролировать движения. Я поняла, что пока навык не становился «частью моего тела» (неотъемлемым элементом движенческого словаря, к которому можно обратиться, когда необходимо), - я впадала в труднопреодолимое состояние манипулирования своими и чужими движениями. Если я или мой партнер начинали умышленно контролировать движения, танец терялся. С другой стороны, концентрация непосредственно на ощущениях ограничивала контактную импровизацию, хотя делала ее поучительной и по-своему пленительной практикой. Но в итоге она казалась несколько однообразной и ограниченной по динамике. Я начала понимать, что умение танцевать контактную импровизацию требует много времени и практики, и что диалог происходит между ощущениями движения и чувствительностью.

Если большинство базовых навыков в контактной импровизации связаны с осознанностью веса, прикосновения и присутствия в дезориентации, то гораздо большее количество умений формируется из этого состояния при взаимодействии с партнером. Все контактники практикуют определенные типы движения: падение, перекатывание, переворачивание, поддержка веса разными частями тела, передача веса партнеру, упругость и мягкость тела, а также использование периферийного зрения с фокусом скорее широким и обобщенным, чем направленным и конкретным. Одни преподаватели дают учащимся специфические навыки движения, которые могут использоваться в танце; другие обучают состоянию осознанности, которого требует форма танца, и просто позволяют людям танцевать, находя и пробуя движения в процессе. В любом случае указания учителя редко предполагают точное копирование движения. Наоборот, учащиеся пробуют специфические качества движения с различными партнерами и учатся в процессе танца, подстраиваясь под различные тела и исследуя возможности продолжения потока движения через контакт друг с другом.

В разные периоды история и развития контактной импровизации учителями подчеркивались различные аспекты. Контактная импровизация ранних 70-х годов из-за своей непредсказуемости была связана с риском, физическим и эмоциональным опытом; акцент на потоке и возможностях движения в поздних 70-х и ранних 80-х годах породили очень мягкий, управляемый и непрерывный танец. Некоторые танцоры-контактники видели как к середине 80-х периоду «мягкости» пришел на смену период интереса к конфликту, к тому, чтобы быть непредсказуемым и удивлять, интерес к контакту руками и глазами – т.е. к тем элементам, которые целенаправленно не включались в ту форму, которая развивалась и преподавалась изначально.


Перепечатанно с сайта Nove Dance Studio
Перевод: Валентин Буров.


Подробнее про курсы и семинары по Контактной Импровизации


Дополнительная информация по телефону:
052-8966740 (Александр)